Подземное строительство. Возможности повышения качества

Апрель, 2016
Автор: Алексей Журавлёв, главный маркшейдер ООО "СТИС"

В течение многих лет, вплотную занимаясь маркшейдерско-геодезическим обеспечением подземного строительства, я так и не смог найти ответ на вопрос: каким образом реально обеспечивается качество строительства в части соответствия сооружаемых объектов их проектным геометрическим параметрам?

Для примера можно взять проходку тоннеля. Представим, что первая половина тоннеля уже построена, и тут маркшейдер неожиданно понимает, что он неверно задал направление, в результате чего тоннель ушел от проектной трассы на несколько метров. Вторую половину интервала он исправляет ошибку и приходит в конечный пункт с нулевыми отклонениями. Наступает время премирования и подготовки исполнительных чертежей. Что делать маркшейдеру - сообщить о своем промахе, или умолчать о нем?

Если речь, скажем, идет о тоннеле метрополитена, то там скрыть подобную ошибку практически невозможно – конфигурация транспортных тоннелей многократно проверяется на этапах их оснащения, обустройства и эксплуатации. А если вы строите канализационный коллектор? В этом случае утаить ошибку гораздо проще. Достаточно лишь… правильно отчитаться, выдав исполнительные чертежи с нулевыми отклонениями от проекта. На этом месте некоторых читателей может охватить справедливое негодование: «да такие «работники» не заслуживают даже называться маркшейдерами, и уж тем более не достойны нашего к ним внимания!».  Я же считаю, что для борьбы с недостатками нужно сначала их выявить, а уже потом уничтожить.

На самом деле контроль маркшейдерских работ на строительстве тоннелей небольшого диаметра сегодня  практически не ведется. Точнее, он ведется только на бумаге. Вот что предписывает пункт 7.13 СП 126.13330.2012 «Геодезические работы в строительстве»: «При приемке работ по завершению строительства зданий (сооружений) и прокладке инженерных сетей заказчик (застройщик), осуществляющий технический надзор за строительством, должен провести контрольную геодезическую съемку для проверки соответствия построенных зданий (сооружений) и инженерных сетей их отображению на предъявленных подрядчиком исполнительных чертежах». И далее пункт 9.18: «Исполнительные чертежи подземных инженерных сетей, прошедшие контроль, сдают в геодезический фонд».

Казалось бы, все логично. Но на практике в этой системе сразу же выявляются слабые места.

Во-первых, зачастую свои обязанности по проведению КИС (контрольная исполнительная съемка) заказчик перекладывает на подрядчика (как, впрочем, и создание геодезической разбивочной основы, что тоже в конечном итоге неправильно). В результате подрядчик, пусть даже посредством привлечения сторонней геодезической фирмы, сначала сдает исполнительные чертежи заказчику, а потом контролирует сам себя, и тому же заказчику (а заодно и в геодезический фонд) сдает контрольную исполнительную съемку. И если, допустим, сторонние геодезисты обнаруживают отклонение тоннеля в несколько метров, будут ли они торопиться вывести «нарушителя» на чистую воду, если «нарушитель» – это фирма, которая  оплачивает их работу?

Во-вторых, даже если заказчик выполняет КИС своими силами с привлечением независимой организации, то эта организация встает перед серьезными трудностями. Дело в том, что геодезические работы при строительстве подземных объектов отличаются от работ на поверхности методикой и применяемым оборудованием. Собственно, по этой причине они и называются иначе – маркшейдерские работы. Не вдаваясь в детали, достаточно сказать, что под землей для передачи направления используется, например, такая технология как гироскопическое определение азимута, которая основана на известных свойствах гироскопа – устойчивости и прецессии. Один этот факт подразумевает наличие у исполнителя работ высокоточного гироскопического оборудования и квалифицированных специалистов, умеющих на нем работать. И, конечно, не нужно забывать о необходимости иметь лицензию на производство маркшейдерских работ, которая дает право на «пространственно-геометрические измерения горных разработок и подземных сооружений, определение их параметров, местоположения и соответствия проектной документации»[1].

Условия получения этой лицензии весьма жесткие, подобные приборы– уникальны (см. рисунок), а их стоимость сравнима со стоимостью установки ГНБ, поэтому обычная геодезическая фирма не может позволить себе приобретение такого оборудования, равно как и содержание в штате квалифицированных специалистов-маркшейдеров.

Гиростанции: Gyromat5000 (слева) и Sokkia GYRO3X (справа).

Гораздо проще действовать по устоявшейся схеме: КИС оформляется на основе полученных от подрядчика исполнительных чертежей, фактически без подземных измерений, а затем передается в фонды. Вот только откуда берется уверенность, что исполнительные подрядчика достоверны?

Разумеется, есть еще служба заказчика, но в ее обязанности, как правило, входит лишь контроль общих параметров выполняемых геодезическо-маркшейдерских работ, и не входит выполнение полного комплекса маркшейдерских измерений.

В конечном итоге качество строительства зависит в основном от квалификации, оснащения и этических установок маркшейдерской службы подрядчика. Здесь на первый план выходят компании, для которых важно сохранить репутацию, заслуженную годами, а то и десятилетиями успешной работы. Они несут оправданные затраты на содержание оборудования и специалистов-маркшейдеров. Но в условиях, когда победителем конкурса признается фирма, предложившая наименьшую стоимость работ (и, как вариант, получившая маркшейдерскую лицензию за неделю до подачи конкурсной документации), о качестве маркшейдерских работ говорить не приходится.

Кто оказывается пострадавшим в этой ситуации? Заказчик остается в состоянии удовлетворенного неведения: деньги освоены в срок и построен подземный объект. Подрядчик, получив деньги, зачастую также не владеет информацией о фактическом положении тоннеля, а если и владеет, то отнюдь не торопится ей поделиться. Государство в лице своих ответственных представителей также удовлетворено, получив, как предполагается, достоверную КИС. Поэтому сегодня пострадавших нет.

Но рано или поздно освоение подземного пространства будет проводиться упорядоченно, и для составления генеральных планов и проектов будут использоваться именно эти документы геодезических фондов, на которых тоннели могут быть отображены неверно. И нужно ли будет удивляться, скажем, нарушению норм безопасности вплоть до разрушения существующих выработок работающими в непосредственной близости строительными механизмами?

И завтра в списке пострадавших окажется и заказчик – из-за срывов сроков строительства и удорожания объекта; и подрядчик – из-за фактического разрушения тоннеля (а еще, конечно, потому, что подрядчик всегда виноват); и город, не имеющий, как оказалось, достоверной информации; и, например, какая-нибудь неприметная СРО со страховой компанией, вынужденные оплачивать ущерб из кармана, который они привыкли считать своим.

Возникает вопрос: каким образом добиться геометрически безупречной реализации проектных решений в подземном строительстве? Рассуждая a contrario, от противного, получаем другой вопрос: чем конкретно рискует маркшейдер, допустивший ошибку, которая привела к нарушению проекта? Если не рассматривать отдельные случаи, за которые, скажем, предусматривается уголовная ответственность, в общем случае маркшейдер персонально отвечает только перед своим работодателем. За неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей Трудовой кодекс предусматривает применение работодателем следующих дисциплинарных взысканий:

1.      замечание;

2.      выговор;

3.      увольнение по соответствующим основаниям[2].

Думаю, никто не будет спорить, что в этом списке более или менее действенным аргументом является лишь увольнение по инициативе работодателя с соответствующей записью в трудовой книжке. Но, в конце концов, кто в современном мире мне может помешать изготовить все необходимые печати, купить чистый бланк трудовой и аккуратным почерком вывести: «Трудовой договор прекращен по соглашению сторон»? Дальше я найду новую работу, и неприятный инцидент станет не более чем воспоминанием.

Существует, конечно, и материальная ответственность работника перед работодателем. Но нанесен ли работодателю ущерб, если он получил деньги за выполненную работу? И если все-таки нанесен, то как определить размер этого ущерба? А если ущерб придется доказывать в суде, тем самым придав огласке сам факт нарушения? В такой ситуации работодатель скорее предпочтет не вступать в споры с работником, и, как максимум, постарается просто избавиться от него.

Таким образом, совершив конкретную ошибку, маркшейдер рискует лишь местом в своей компании. При этом, перейдя в другую компанию на аналогичную должность, со временем он может вновь пережить подобный опыт столкновения с неожиданностью. Очевидно, что в такой ситуации есть лишь одна по-настоящему проигравшая сторона – государство (а точнее мы, его жители), от которого мы ожидаем непрерывное улучшение нашей среды обитания.

Весь предыдущий текст демонстрирует, на мой взгляд, очевидное: необходимо повышать персональную ответственность исполнителей. По моему убеждению, оптимальный способ сделать это – ввести персональное лицензирование маркшейдеров. С публичным реестром лицензиатов. С отчетом государству о своих выполненных работах. В строительстве – с подписью и печатью под исполнительными чертежами, направляемыми в геодезические фонды. В горном деле – с подписью и печатью в отчетах о количестве добытого полезного ископаемого. По примеру западных стран или, если хотите, по примеру российских кадастровых инженеров. И законодательно предусмотреть лишение лицензии, вплоть до пожизненного.

Как ни парадоксально, в маркшейдерском деле нам следует вернуться во времена царствования Александра IIи приступить к воссозданию института инженеров-маркшейдеров. В те далекие времена это были специалисты, призванные отстаивать интересы государства. Важно и сегодня неукоснительно соблюдать эти интересы, которые, в свою очередь, все настойчивее прорываются в подземное пространство наших городов.


[1] Положение о лицензировании производства маркшейдерских работ, п. 3а.

[2] Статья 192 ТК РФ

Дополнительная информация

  • Категория: Градостроительное планирование
Отправить комментарий

Защитный код
Обновить