Запуск ленинградского метро: исторический контекст

Ноябрь, 2014

Так уж случилось, что разработка, проектирование, строительство и пуск ленинградского метро проходили с конца 40-х до середины 50-х годов ХХ века. А это было исключительно сложное и напряженное как для города, так и в целом для страны время.

Показать, как отразились в камне, бетоне и смальте ленинградского метро исторические события - задача этой статьи.

Как мы уже рассказывали, первая попытка построить метро в Ленинграде была прервана войной. А после пришлось начинать все фактически заново. В очень сложных и финансовых, и политических условиях.

Что до ресурсов, то их действительно у послевоенного СССР был немного.

Но был и прекрасный образец для подражания - московское метро.

И первые станции строятся, несомненно, под влиянием «сталинского барокко» московской подземки.

Впоследствии станции станут значительно более скромными (и стильными), создавая свой, значительно более спокойный настрой. Но «Автово», «Нарвская», «Кировский завод», «Технологический институт» и «Площадь Восстания» так и останутся образцами помпезного советского стиля, характерного для начала 50-х годов.

Фото: http://metro-photo.ru

Несколько значимых исторических событий и процессов оставили свой след в нашем метро. Начнем по порядку.

Ленинградское дело.

Благодаря ему на первых станциях метро должно было быть очень много портретов, барельефов и статуй вождя народов. Одно из обвинений, которое выдвинули против ленинградского руководства - выпячивание особой роли Ленинграда в Великой Отечественной войне и приуменьшение вклада в победу товарища Сталина.

Вот и кинулись архитекторы и скульпторы дополнять и переделывать свои проекты, чтобы четче показать всеобъемлющую роль Иосифа Виссарионовича. А потом, что тоже видно и по чертежам, и по самим вестибюлям, также быстро переделывали все в новом ключе, чтобы никаких воспоминаний о «культе личности».

Изначально сама станция «Нарвская» называлась «Сталинской», вестибюль ее венчало мозаичное панно с изображением вождя, а наверху, на выходе, на горельефе вождь выступал перед рабочими.

В барабане «Автово» была надпись «Слава великому Сталину», а на «Техноложке», также на одном из панно, товарищ Сталин встречался с учеными.

Но вот грянул ХХ съезд, и началась борьба с «культом личности».

Надпись в «Автово» исчезла, панно в подземном вестибюле заложили плиткой, сделав перед мозаикой подсобку. А горельеф, что наверху, не заложили, но вождь в окончательном варианте исчез, а рабочие остались, что выглядит теперь, пожалуй, несколько странно.

Единственное изображение Сталина в метро сейчас - на «Площади Восстания», на одном из барельефов.

Обычно другой политической кампанией объясняется и странный облик станции «Автово», в которой лишь девять колонн облицованы стеклом по оригинальной технологии, а остальные - белым мрамором.

Станция ленинградского, а ныне петебургского метрополитена «Автово» (фото сайта 22sobaki.dreamwidth.org)

Говорят, что дело в хрущевской кампании против излишеств в архитектуре. Но вот только с датами как-то не получается. Автору известна другая версия: чуть раньше случилась кампания против космополитизма и врачей-убийц тов. Жданова, ударившая в основном по евреям.

А среди создателей станции таковые были. Вот и остановили эту странную (а реально - почти гениальную) затею - колонны стеклом оборачивать. Так и осталась станция «Автово» недостроенным храмом Ленинградского метро.

Ну и, конечно, на облике метро отразилась очередная кампания борьбы с религией и храмами - речь о  Спасе на Сенной. Его снесли для постройки «Площади Мира». Знаменскую церковь разрушили намного раньше, без привязки к строительству на площади Восстания.

Многие авторы отмечают схожесть первых ленинградских и московских станций метро с храмами - в элементах как подземных вестибюлей, так и (в случае с «Площадью Восстания») наземных построек.

Да, что-то, несомненно, есть, но был ли это своеобразный неосознанный ход или просто общая практика использования традиций той же классической греческой архитектуры - неясно.

У нас в Петербурге и Биржа - храм торговли, и храмы православные могут выглядеть как языческие греческие или готические немецкие. Всякое бывает.

Но, как и в случае с храмами, архитектура ленинградского метро, несмотря на политические бури, которые имеют обыкновение проходить, сложилась в своеобразный гармоничный ансамбль, в котором есть место и следам великих исторических событий, и новым технологиям, и повседневной жизни миллионов граждан, проводящих в метро многие часы.

Источник: Электронная газета "Общественный контроль", 04.11.2014 г.

Отправить комментарий

Защитный код
Обновить